«Мы создали новую концепцию построения военных сетей»

«Мы создали новую концепцию построения военных сетей»
Александр Сухотёплый,
заместитель генерального директора АО «Воентелеком» —
главный конструктор стационарного компонента
наземного эшелона системы связи ВС РФ,
кандидат военных наук,
полковник запаса,
о масштабном проекте компании
по созданию унифицированного ряда
телекомоборудования нового поколения

В июле этого года Воентелеком подписал контракт с Минобороны России и впервые стал головным исполнителем заказной ОКР.

— Что предопределило доверие Минобороны к Воентелекому как разработчику перспективных технологий и оборудования?

— Исторически компания занимала определённую нишу в системе связи Вооружённых сил — это комплексное оснащение стационарных объектов. В 2013 году, когда Воентелеком возглавил Александр Давыдов, мы одновременно взялись за разработку телекоммуникационного оборудования на основе передовых технологий. В результате первых опытно-конструкторских работ, которые ставились в инициативном порядке, удалось реализовать совершенно новые решения на унифицированных аппаратных платформах. Шесть образцов в 2015 и 2016 годах были включены в Список товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники (список готовится ежегодно и утверждается Указом Президента РФ — «Воентелеком инфо»), и вошли в гособоронзаказ. Всего за три года разработка в компании приняла такие масштабы, что мы заменили практически все основные импортные элементы оснащения в том сегменте, в котором это возможно было сделать.

— Чем заинтересовали военных разрабатываемые компанией технологии?

— Уже на этапе разработки новых образцов мы стремимся минимизировать затраты на их эксплуатацию в будущем. Раньше военные сети оснащались монолитными программно-аппаратными комплексами, модернизация которых требовала их полной замены. Фактически каждый раз всё нужно было начинать с нуля. Мы создали принципиально другую концепцию построения сетей. Разделив программную и аппаратную платформы, мы получили своеобразный набор кубиков, из которых можно сложить оборудование любого типа. Нам нужен узел связи? Берём типовой сервер с типичной конфигурацией, загружаем на него программное обеспечение, и всё — узел собран! Такое оборудование проще и дешевле эксплуатировать и модернизировать. Жизненный цикл «железа» гораздо дольше, чем программного обеспечения. Вот почему прежние монолиты, как чемодан без ручки, стали для военной связи абсолютно неэффективной ношей. Благодаря программному обеспечению мы можем оперативно реагировать на любые изменения в современном телекоме. Теперь, чтобы модернизировать тот же узел, военные могут самостоятельно загружать новые версии ПО и добавлять необходимый функционал практически бесконечно. Принцип такой: что поставишь на аппаратную платформу, то и получишь на выходе. Это и есть технологии XXI века.

— Насколько изменит новая опытно-конструкторская работа архитектуру военных сетей?

— Проприетарные изделия несут на себе специфику производителей, которые создают свою систему управления под каждый продукт. Чтобы связать их воедино, нужны дополнительные модули, что, с одной стороны, создаёт проблему сопряжения, а с другой, делает систему более громоздкой и более дорогой. Опытно-конструкторская работа, получившая название «Степлер», позволит создать унифицированный ряд изделий, что очень важно для военной связи с точки зрения информационной безопасности. Это 30 образцов, которые будут разрабатываться на основе ключевых электронных компонентов и процессоров российского производства.

— С чем можно соотнести масштаб этой работы?

— «Степлер» полностью закроет потребности военных в телекоммуникационном оборудовании стационарного сегмента связи. Более того, мы впервые выводим в поле унифицированные образцы. До сих пор это была большая проблема — согласовать между собой стационарную и полевую технику связи. В рамках опытно-конструкторской работы новое оборудование войдёт в мобильные комплексы. В целом принципиально изменится внешний облик объектов связи, стационарных и полевых. Это знаковая работа и очень большая ответственность, ведь далеко не многие предприятия даже в течение всей своей деятельности могут позволить себе выйти на такой масштаб. Сложность задачи заключается ещё и в том, что мы являемся головным исполнителем ОКР, а это само по себе несёт стратегический характер. Таким образом, мы получили ресурс для управления промышленностью. Уходят в прошлое те незапамятные времена, когда приходилось брать на телекомрынке то, что есть, а не то, что требуется. Отныне разработка новейших образцов становится основным направлением деятельности Воентелекома, и мы намерены создавать для оснащения военных сетей самое передовое оборудование в рамках единой технической политики. Инициативными НИОКР мы показали не только свои возможности в качестве разработчика, но и практический результат новых технологий.

— Фактически Воентелеком стал первопроходцем новых технологий в военной связи?

— Мы во многом стали первыми за последние три года. Развернув целый ряд инициативных НИОКР, заставили российских разработчиков уйти в софт. Создали межотраслевую кооперацию, положив начало восстановлению разрушенной в постсоветский период системы воспроизводства нового телекомоборудования для военных сетей. Пока приверженцы монолитных решений искали аргументы за спокойную жизнь по старинке и против наших инициатив, мы разрабатывали технологии, которые теперь смело можно назвать технологиями будущего.

Беседовала Марина Чевгун

Назначение унифицированного телекоммуникационного оборудования

НАЗНАЧЕНИЕ УНИФИЦИРОВАННОГО ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОГО ОБОРУДОВАНИЯ

Анкетирование